Саморегулируемая

Реестр | Преимущества | Как вступить | (499) 754-44-60 / (495) 234-04-36 | med-sro@mail.ru

Национальная Ассоциация добилась решения УФАС в отношении распределения объемов Комиссией ОМС

Национальная Ассоциация добилась решения УФАС в отношении распределения объемов Комиссией ОМС

Борисов Дмитрий Александрович, к.э.н., Председатель Правления СРО Национальная Ассоциация медицинских организаций

Суды пришли к выводу, что комиссия может произвольно распределять объемы по своему усмотрению, коррупционное распределение объемов не означает нарушение антимонопольного законодательства, при этом исполнительная власть субъекта может законно бездействовать

Борисов Д.А.

История вопроса.

В мае 2017 года группа компаний Эксперт (компании, входящие в группу являются членами Национальной Ассоциации медицинских организаций, далее - Ассоциация), обратилась в Ассоциацию с информацией о распределении объемов МРТ исследований Комиссиями в системе ОМС в 5 регионах РФ. Как следовало из представленной информации: в 2 субъектах объемы исследований центрам «МРТ-Эксперт» выделены не были вообще, в остальных объем составил 300 — 500 исследований в год. При этом другим медицинским организациям предоставлялись значительно большие объемы: 10000 — 16000 в год.

Ассоциация обратилась в УФАС по соответствующим регионам. В 4 УФАС нарушений не заметили. И только Управление Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю (далее – Красноярское УФАС России, антимонопольный орган) возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства, которое рассматривалось в течение 1,5 лет.

В адрес Красноярского УФАС России поступили материалы из Прокуратуры Красноярского края, согласно которым у заместителя министра здравоохранения края <...>, входящего в состав Комиссии и принявшего 26.01.2018 участие в заседании Комиссии, имелся конфликт интересов, поскольку его супруга – <...>, является директором ООО <...>, которым решениями Комиссии доводился значительный объем оказания диагностических услуг в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края, о чем министру здравоохранения Красноярского края <...> внесено представление об устранении нарушений законодательства о противодействии коррупции, потребовано, в том числе инициировать замену члена Комиссии, представляющего интересы Министерства.

Постановлением Правительства Красноярского края от 10.07.2018 № 401-п внесены изменения в постановление Правительства Красноярского края от 26.12.2011 № 799-п, которым <...> исключен из состава Комиссии.

Вместе с тем прокуратурой Красноярского края установлено, что 09.07.2018 по обращению заместителя министра здравоохранения Красноярского края <...> в протокол заседания Комиссии от 26.01.2018 внесены изменения «в связи с технической ошибкой», решение по вопросу № 3 было изложено в новой редакции в части указания на то, что <...> участия в голосовании не принимал.

В ноябре 2018 Красноярское УФАС России вынесло решение, согласно которому установлено бездействие Правительства Красноярского края, выразившееся в непринятии мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов услуг по виду «магнитно-резонансная томография»

Правительство Красноярского края обратилось в суд, который указанное решение отменил.

В декабре 2019 года кассационная инстанция, приняла постановление, оставив в силе решение суда, отменившего решение комиссии Красноярского УФАС России

Согласно постановления кассационной инстанции суды установили, что действующим законодательством предусмотрены следующие критерии распределения медицинской помощи: данные о видах, профилях отделений (коек), врачебных специальностях, данные о половозрастном составе и численности застрахованных лиц, данные о потребности застрахованных лиц в медицинской помощи, данные о показателях потребления медицинской помощи, оказанной застрахованным лицам, данные о количестве прикрепленных застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим медицинскую помощь в амбулаторных условиях.

В этой связи суды мотивированно указали, что действующее законодательство в сфере обязательного медицинского страхования не содержит положений, обязывающих Правительство Красноярского края, помимо имеющегося регулирования, разработать и реализовать механизм (систему) распределения объемов оказания медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования, предусматривающий обязательные для комиссии объективные критерии распределения объемов оказания медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования.

Доводы заявителя кассационной жалобы, оспаривающие данный вывод, проверены и признаны не опровергающими названное, поскольку не содержат указания на соответствующую норму права, обязывающую Правительство Красноярского края не бездействовать в названной сфере.

Следовательно, суды двух инстанций, исходя из правовых подходов по доказыванию объективной стороны нарушения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, содержащихся в пункте 8 вышеуказанного Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30, правомерно признали, что Правительство Красноярского края указало соответствующую норму закона, а именно: Федеральный закон № 326-ФЗ, дающий Правительству основание осуществлять правомерное бездействие, не образующее нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Ссылки заявителя кассационной жалобы на противоречие выводов судов судебной практике иных арбитражных судов по иным делам не могут быть учтены, поскольку при рассмотрении настоящего спора суды учли фактические обстоятельства, установленные по данному конкретному делу.

Кроме того, суд кассационной инстанции отмечает, что требование предписания об обеспечении разработки и реализации Правительством Красноярского края вышеназванного механизма (системы) распределения объёмов оказания медицинской помощи фактически означает требование принятия нормативного правового акта по указанному вопросу.

Между тем, согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.04.2012 № 630-О, антимонопольный орган вправе выдавать федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления и иным указанным в законе органам или организациям обязательные для исполнения предписания об отмене или изменения как индивидуальных (ненормативных), так и нормативных актов, нарушающих антимонопольное законодательство.

Само по себе несогласие медицинских организаций с распределенными объемами оказания медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования, как верно отметили суды, а, равно как и нарушения при распределении таких объемов (при их доказанности) не могут свидетельствовать о наличии в бездействии Правительства Красноярского края по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи, и в действиях Комиссии по распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг между медицинскими организациями, вменённого нарушения антимонопольного законодательства.

Ссылки антимонопольного органа на участие в голосовании Комиссии заместителя министра здравоохранения <...> мотивированно признаны судами не свидетельствующими о наличии вмененных нарушений антимонопольного законодательства.

Таким образом, в результате разбирательства, длившегося в течение 2,5 лет между органами власти, суды в результате всестороннего исследования норм действующего законодательства в их совокупности и взаимосвязи пришли к следующим выводам:

- комиссия может произвольно распределять объемы по своему усмотрению

- коррупционное распределение объемов не означает нарушение антимонопольного законодательства

- при этом исполнительная власть субъекта может законно бездействовать

Федеральная антимонопольная служба

Управление федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю

пр. Мира, 81 д, г Красноярск, 660017, тел. (391)211-00-00, факс (391) 211-01-14, e-mail: to24@fas.gov.ru

16.11.2018 № 18662

Решение

по делу № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства

«16» ноября 2018 года, г. Красноярск

Резолютивная часть решения оглашена по окончании рассмотрения дела 01.11.2018. B полном объеме решение изготовлено 16.11.2018

Комиссия Красноярского УФАС России по рассмотрению дела o нарушении антимонопольного законодательства в составе: председатель Комиссии — A.A. Годованюк., заместитель руководителя — начальник контрольного отдела управления; члены Комиссии- П.O. Баранов, главный специалист — эксперт отдела контроля органов власти; Ю.B. Наследников, специалист — эксперт отдела контроля закупок (далее по тексту — Комиссия), рассмотрев дело № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства по признакам нарушения Правительством Красноярского края (далее по тексту-Правительство) и Комиссией по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края (далее по тексту-КРТП) запрета, установленного пунктом 8 части 1 статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135 — ФЗ «O защите конкуренции» (далее по тексту — ФЗ «О защите конкуренции»), выразившимся в совершении КРТП действий по необоснованному распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг между медицинскими организациями, повлекших установление дискриминационных условий доступа на рынок оказания диагностических медицинских услуг, a также в бездействии Правительства, выразившемся в непринятии мер по созданию условий, направленны на недискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края на рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография»,

Установила:

B адрес Красноярского УФАС России для рассмотрения по существу из ФАС России было перенаправлено (иск. № АК/40975/17 от 16.16.2017; вх. № 11858 от 03.07.2017) заявление саморегулируемой организации в сфере оказания медицинских услуг «Национальная ассоциация медицинских организаций» (далее — Национальная ассоциация медицинских организаций) c просьбой провести проверку на предмет наличия в действиях КРТП нарушений антимонопольного законодательства.

По результатам рассмотрения указанного заявления, Красноярским УФАС России, в связи c выявление в действиях Правительства и КРТП признаков нарушения пункта 8 части 1 статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции», выразившихся в совершении КРТП действий по необоснованному распределению объемов оказания медицинской помощи между медицинскими организациями, повлекших установление дискриминационных условия доступа на рынок диагностических медицинских услуг, a также в бездействии Правительства, выразившемся в непринятии мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края на рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография», указанным субъектам были выданы соответствующие предупреждения (иск.№ 13921 от 16.08.2017; исхЛº 13922 от 16.08.2017).

B связи c неисполнением выданных предупреждений, приказом руководителя Красноярского УФАС России № 275 от 04.10.2017 возбуждено настоящее дело.

Определением от 09.10.2017 дело № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства назначено к рассмотрению на 01.11.2017, к участию в деле в качестве заявителя привлечена Национальная ассоциация медицинских организаций, в качестве ответчиков привлечены Правительство и КРТП, a в качестве лиц, располагающих сведениями o рассматриваемых Комиссией обстоятельствах — Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Красноярского Края (далее по тексту — ТФОМС), общество c ограниченной ответственностью «МРТ — Эксперт Красноярск» (далее по тексту — ООО «МРТ —Эксперт Красноярск»), общество c ограниченной ответственностью «Лечебно — диагностический центр Международного института биологических систем Красноярск» (далее по тексту — ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск»).

Определением от 01.11.2017 рассмотрение дела отложено в связи c необходимостью привлечения лиц, располагающих сведениями o рассматриваемых Комиссией обстоятельствах и получением дополнительны доказательств, рассмотрение дела назначено на 30.11.2017

Определением от 09.11.2017 исправлена описка в определении от 09.10.2017 o назначении дела № 139-15-17 к рассмотрению.

Определением 30.11.2017 в связи c необходимостью получения дополнительных доказательств, привлечения Министерства здравоохранения Красноярского края (далее по тексту — Минздрав) в качестве лица, располагающего сведениями o рассматриваемых Комиссией обстоятельствах, рассмотрение дела отложено на 16.01.2018, a срок рассмотрения дела продлен до 09.07.2018.

Приказом № б от 15.01.2018 изменен состав по Комиссии по рассмотрению настоящего дела, произведена замена председателя в составе Комиссии, председателем Комиссии назначен Годованюк A.A., исполняющий обязанности заместителя руководителя — начальник контрольного отдела управления.

Определением от 16.01.2018 рассмотрение дела № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства рассмотрение дела отложено в связи c необходимостью привлечения к участию в рассмотрении дела Союза ЦС ТПП и получения дополнительных пояснений от ответчиков и ТФОМС, a рассмотрение дела назначено на 22.02.2018.

Определением от 22.02.2018 рассмотрение настоящего дела отложено в связи c необходимостью проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно — резонансная томография» в рамках системы обязательного медицинского страхования на территории Красноярского края, a также получением дополнительной информации от Минздрава и Союза ЦС ТПП, рассмотрение дела назначено на 05.04.2018.

Определением от 05.04.20 18 рассмотрение дела отложено в связи c принятием заключения об обстоятельствах дела, рассмотрение дела назначено на 21.06.2018.

Копия заключения об обстоятельствах дела направлено в адрес лиц, участвующих в деле, 12.04.2018

21.06.2018 в заседании Комиссии объявлен перерыв до 28.06.2018.

Определением от 28.06.2018 рассмотрение настоящего дела отложено в связи c поступлением в адрес Красноярского УФАС России обращения прокурора Красноярского края (иск.№ 86-18-2018 от 25.06.2018; вх.№ 11364 от 27.06.2018) c просьбой провести проверку действий КРТП по распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг в рамках территориальной программы ОМС в 2018 году, рассмотрение дела назначено на 30.08.2018.

30.08.2018 в заседании Комиссии объявлен перерыв до 06.09.2018.

Определением от 06.09.2018 рассмотрение дела отложено на 11.10.2018 в связи c необходимостью получения дополнительных пояснений от лиц, участвующих в деле.

Определением от 11.10.2018 рассмотрение дела отложено на 01.11.2018 в связи c поступлением из Прокуратуры Красноярского края дополнительных материалов, свидетельствующих o том, что y ранее входившего в состав КРТП Б.М. Немика имелся конфликт интересов во время членства в КРТП, o чем Прокурором Красноярского края вынесено соответствующее представление и c необходимостью обеспечить возможность ответчикам отнестись по существу к указанным материалам.

01 ноября 2018 года дело № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства рассмотрено в присутствии представителей Правительства, Минздрава, ТФОМС, ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск», в отсутствие представителей иных лиц, участвующих в деле, надлежащим образом уведомленных o времени и месте его рассмотрения.

Представителями лиц, участвующих в деле, поддержаны доводы, ранее изложенные в письменных пояснениях по делу. Также представителем ТФОМС на заседании Комиссии представлена информация, затребованная определением от 11.10.2018.

Рассмотрев материалы дела № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, Комиссия пришла к выводу o том, что в материалах дела содержится достаточно доказательств для принятия законного, обоснованного и мотивированного решения по делу.

B ходе рассмотрения дела представителями Правительства, КТРТ, Минздрава и ТФОМС были даны следующие письменные и устные пояснения: понятия «медицинская помощь» не является синонимичньпи по отношению к понятию «диагностические услуги», что означает невозможность применения такого критерия как «потребность застрахованных лиц в медицинской помощи», так как за медицинскими организациями частной системы здравоохранения застрахованные лица не закрепляются. При этом действующее законодательство об обязательном медицинском страховании не относит диагностические услуги к медицинской помощи. Указали, что КРТП при распределении объемов оказания медицинской помощи руководствуется исключительно интересами застрахованных лиц. Сослались на позицию Минздрава России, в соответствии c которой медицинским организациям, оказывающим только диагностические услуги в соответствии c правом на их осуществление и которым не может быть определен объем медицинской помощи в показателях, установленных Программой, распределение объема диагностических услуг осуществляется исходя из потребности включенных в реестр медицинских организаций по выполнению стандартов медицинской помощи и порядков ее оказания в случае отсутствия y медицинских организаций данных диагностических услуг или их недостаточности. Обратили внимание Комиссии на то обстоятельство, что КРТП при распределении объемов оказания диагностических услуг руководствовалась такими критериями как предложения медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь; место расположения медицинской организации, оказывающей только диагностические услуги; сроки ожидания; транспортная «шаговая» доступность.

Представители Правительства также указывали на то обстоятельство, что КРТП самостоятельно осуществляет распределение объемов оказания диагностических услуг, следовательно, Правительство не отвечает за действия КРТП и не может является ответчиком по настоящему делу.

На основании изложенного представители ответчиков, Минздрава и ТФОМС полагали, что в рассматриваемых Комиссией действиях КРТП и бездействии Правительства отсутствуют нарушения антимонопольного законодательства, ввиду чего просили рассмотрение дела прекратить.

Помимо этого, представители Союза ЦС ТПП также представили пояснения по существу вменяемого ответчикам нарушения антимонопольного законодательства. Согласно указанным пояснениям, Союз полагает, что при распределении объемов оказания диагностических медицинских услуг до медицинских организаций частной системы здравоохранения доводится заведомо меньший объем оказания диагностических медицинских услуг, что вызвано необходимостью утверждения государственного задания для учреждения здравоохранения Красноярского края. Такая практика приводит к тому, что y медицинских организаций государственной системы здравоохранения создает избыток объемов оказания диагностических услуг, a для медицинских организаций частной системы здравоохранения создаются дискриминационные условия. Также отмечено, что c учетом того, что распределение объемов оказания медицинской помощи носит предварительный характер, Комиссия должна либо обосновывать распределение между медицинскими организациями, либо осуществлять распределение объемов в равной мере между всеми медицинскими организациями.

Представители ответчиков и ТФОМС на доводы представителя Союза ЦС ТПП, указали, что y позиции Союза отсутствует нормативно — правовое обоснование в части необходимости равного распределения объемов медицинской помощи между медицинскими организациями —участниками системы ОМС.

Представителями заявителя - Национальной медицинской организации поддержаны доводы, изложенные в заявлении, обращено внимание Комиссии на то, что действующее законодательство предоставляет органам исполнительной власти субъектов РФ принимать соответствующие нормативно-правовые акты в сфере обязательного медицинского страхования, которые предусматривали механизм и критерии распределения объемов оказания медицинской помощи. Отмечено, что ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» при распределении объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно-резонасная томография» было поставлено в дискриминационные условия по сравнению c другими организациями, выделение объема оказания услуг обществу не было чем-либо мотивировано, хотя имеются доказательства что ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» способно выполнить больший объем диагностических услуг.

Представителем ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» поддержаны доводы заявителя, указано, что при распределении объемов оказания диагностических услуг доведение объема до общества не было мотивировано какими-либо объективными критериями, при том, что ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» на протяжении всего времени участия в территориальной программе ОМС Красноярского края выполняет больший объем оказания медицинских услуг соответствующего профиля, нежели чем доведенный до общества КРТП.

Также представителем ООО «Диагностический центр «Гармония» при рассмотрении дела были даны устные пояснения, согласно которым обществом поддержаны доводы, изложенные в определении от 09.10.2017, указано на то, что текущая практика распределения объемов оказания диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» создает дискриминационные условия для медицинских организаций частной системы здравоохранения.

При рассмотрении дела № 139-15-17 Комиссией установлены следующие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела.

Отношения, возникающие в связи c осуществлением обязательного медицинского страхования, регулируются Федеральным законом от 29.11.2010 № 326 — ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (далее по тексту — Закон об ОМС) и принятыми в соответствие c ним Правилами обязательного медицинского страхования (утверждены Приказом Минздравсоцрaзвития России от 28.02.2011 № 158x, далее по тексту —Правила ОМС), приложением к которым является Положение o деятельности комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования (далее по тексту — Положение).

Обязательное медицинское страхование представляет собой вид обязательного социального страхования, представляющий собой систему создаваемых государством правовых, технических и организационных мер, направленны на обеспечение при наступлении страхового случая гарантий бесплатного оказания застрахованному лицу медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования в пределах территориальной программы обязательного медицинского страхования и в установленных настоящим Федеральным законом случаях в пределах базовой программы обязательного медицинского страхования (пункт 1 статьи 3 Закона об ОМС).

Под территориальной программой ОМС понимается составная часть территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, определяющая права застрахованных лиц на бесплатное оказание им медицинской помощи на территории субъекта Российской Федерации и соответствующая единым требованиям базовой программы обязательного медицинского страхования (пункт 9 статьи 3 Закона об ОМС).

Территориальная программа обязательного медицинского страхования включает в себя виды и условия оказания медицинской помощи (включая перечень видов высокотекнологичной медицинской помощи, который содержит в том числе методы лечения), перечень страховых случаев, установленные базовой программой обязательного медицинского страхования, и определяет c учетом структуры заболеваемости в субъекте Российской Федерации значения нормативов объемов предоставления медицинской помощи в расчете на одно застрахованное лицо, нормативов финансовых затрат на единицу объема предоставления медицинской помощи в расчете на одно застрахованное лицо и норматива финансового обеспечения территориальной программы обязательного медицинского страхования в расчете на одно застрахованное лицо. Указанные в настоящей части значения нормативов финансовых затрат на единицу объема предоставления медицинской помощи в расчете на одно застрахованное лицо устанавливаются также по перечню видов высокотекнологичной медицинской помощи, который содержит в том числе методы лечения (часть 2 статьи 36 Закона об ОМС).

Как указано в части 9 статьи 36 Закона об ОМС для разработки проекта территориальной программы обязательного медицинского страхования в субъекте Российской Федерации создается комиссия по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования, в состав которой входят представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченного высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, территориального фонда, страховых медицинских организаций и медицинских организаций, представители медицинских профессиональных некоммерческих организаций или их ассоциаций (союзов) и профессиональных союзов медицинских работников или их объединений (ассоциаций), осуществляющих деятельность на территории субъекта Российской Федерации, на паритетных началах. Комиссия по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования формируется и осуществляет свою деятельность в соответствии c положением, являющимся приложением к правилам обязательного медицинского страхования.

Согласно части 10 статьи 36 Закона об ОМС объемы предоставления медицинской помощи, установленные территориальной программой ОМС, распределяются решением КРТП между страховыми медицинскими организациями и между медицинскими организациями исходя из количества, пола и возраста застрахованных лиц, количества прикрепленных застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим амбулаторно-поликлиническyю помощь, a также потребности застрахованных лиц в медицинской помощи.

Таким образом, Законом об ОМС установлены общие критерии распределения объемов предоставления медицинской помощи между медицинскими организациями, a именно: a) количество, пол и возраст застрахованных лиц;

б) количество прикрепленных застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим aмбулаторно-поликлиническyю помощь;

в) потребность застрахованных лиц в медицинской помощи.

B соответствии c Положением КРТП в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации и другими нормативными правовыми актами в сфере здравоохранения и обязательного медицинского страхования Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, a также Правилами ОМС (пункт 2 Положения).

B состав КРТП на паритетных началах входят представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченного высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, территориального фонда, страховых медицинских организаций и медицинских организаций, представители медицинских профессиональных некоммерческих организаций или их ассоциаций (союзов) и профессиональных союзов медицинских работников или их объединений (ассоциаций), осуществляющих деятельность на территории субъекта Российской Федерации (часть 9 статьи 36 Закона об ОМС).

Пунктом 8 Положения предусмотрено, что КРТП на заседаниях по представленным секретарем КРТП предложениям, поступившим от органа государственной власти субъекта Российской Федерации в области охраны здоровья граждан, страховыx медицинских организаций, медицинских организаций, территориального фонда, распределяет объемы медицинской помощи между страховыми медицинскими организациями и между медицинскими организациями, имеющими право на осуществление медицинской деятельности на территории Российской Федерации, на основе установленных территориальной программой объемов предоставления медицинской помощи по видам медицинской помощи, условиям предоставления медицинской помощи, в разрезе профилей отделений (коек), врачебных специальностей, c учетом показателей потребления медицинской помощи по данным персонифицированного учета сведений o медицинской помощи, оказанной застрахованным лицам, количества прикрепленных застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим медицинскую помощь в амбулаторных условиях, численности и половозрастной структуры застрахованныx лиц.

Пунктом 123 Правил ОМС установлено, что оплате за счет средств обязательного медицинского страхования подлежит объем предоставления медицинской помощи, установленный на год c поквартальной разбивкой и обоснованной последующей корректировкой, учитывающий:

1) количество прикрепленныx застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим амбулаторную медицинскую помощь, и показателей объемов предоставления медицинской помощи на одно застрахованное лицо в год, утвержденных территориальной программой, c учетом показателей потребления медицинской помощи, видов медицинской помощи, условий предоставления медицинской помощи и врачебныx специальностей;

2) показатели объемов предоставления медицинской помощи на одно застрахованное лицо в год, утвержденных территориальной программой, c учетом профилей отделений (коек), врачебныx специальностей, видов медицинской помощи и условий ее предоставления медицинскими организациями, не имеющими прикрепленныx застрахованных лиц;

3) количество диагностических и (или) консультативных услуг для обеспечения потребности медицинских организаций по выполнению стандартов медицинской помощи и порядков ее оказания по заболеваниям и состояниям в полном объеме при отсутствии или недостаточности y медицинских организаций данных диагностических и (или) консультативных услуг, в целях учета в договорах c медицинскими организациями, оказывающими только указанные услуги в соответствии c правом на их осуществление;

4) соотношение оказанных объемов предоставления медицинской помощи и оплаченных страховыми медицинскими организациями;

5) территориальную доступность отдельны видов медицинской помощи;

6) необходимость и возможность внедрения и развития новы современны медицинских технологий;

7) наличие ресурсного, в том числе кадрового, обеспечения планируемых объемов предоставления медицинской помощи;

8) права пациента на выбор медицинской организации и врача;

9) возможность достижения оптимальной медицинской, экономической и социальной эффективности использования материально-технических и финансовых ресурсов;

10) возможность достижения социально значимы показателей деятельности здравоохранения, ориентированных на результат.

Критерии распределения объемов медицинской помощи закреплены и в письме Минздрава России от 23.12.2016 № 11/7/10/2-8304 «О формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственны гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» (далее по тексту — Письмо).

Так, в соответствии c пунктом 5 Письма при распределении объемов медицинской помощи учитываются сведения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения o видах медицинской помощи, мощности вошедших в реестр медицинских организаций, профилях медицинской помощи, врачебных специальностях; сведения страховых медицинских организаций o числе застрахованных по обязательному медицинскому страхованию лиц, потребности застрахованных лиц в медицинской помощи и финансовых средствах для ее оплаты; сведения медицинских организаций, представленные при подаче уведомления об участии в сфере, обязательного медицинского страхования включающие:

a) показатели (в том числе коечную мощность, объемы медицинской деятельности и другие), установленные решением Комиссии, подтверждающие возможность медицинской организации по выполнению объемов медицинской помощи в разрезе видов, профилей отделений (коек), врачебных специальностей в соответствии c правом на их осуществление;

б) данные o половозрастном составе и численности застрахованных лиц, прикрепившихся для aмбулаторно-поликлинического обслуживания;

в) показатели, подтверждающие возможность медицинских организаций оказать диагностические услуги, - для медицинских организаций, оказывающих только отдельные диагностические услуги в соответствии c правом на их осуществление;

г) показатели, установленные решением Комиссии, подтверждающие возможность медицинских организаций дополнительно оказывать отдельные диагностические услуги, для медицинских организаций, оказывающих в рамках основной деятельности дополнительно отдельные диагностические услуги в соответствии c правом на их осуществление.

Таким образом, в настоящее время, существуют нормативно закрепленные критерии распределения объемов медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС.

Перечисленные положения части 10 статьи 36 Закона об ОМС, пункту 8 Положения, пункта 123 Правил ОМС, пункта 5 Письма представляют собой систему критериев, которыми руководствуется КРТП при распределении объемов медицинской помощи между медицинскими организациями — участниками системы ОМС.

Из системного анализа указанных норм следует, что критериями распределения медицинской помощи являются:

1) данные o видах, профилях отделений (коек), врачебныx специальностях;

2) данные o половозрастном составе и численности застрахованных лиц;

3) данные o потребности застрахованных лиц в медицинской помощи;

4) данные o показателях потребления медицинской помощи, оказанной застрахованным лицам;

5) данные o количестве прикрепленных застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим медицинскую помощь в амбулаторных условиях.

Таким образом, решение o выделении каждой медицинской организации конкретного объема медицинской помощи должно быть мотивировано не только принципами сбалансированности распределения медицинской помощи между медицинскими организациями субъекта Российской Федерации в пределах, установленных территориальной программой объемов предоставления медицинской помощи, но и показателями, применимыми к конкретной медицинской организации.

На территории Красноярского края распределение объемов оказания медицинской помощи, a также диагностических медицинских услуг, осуществляет КРТП.

Состав КРТП Красноярского края утвержден Постановлением Правительства Красноярского края от 26.12.2011 № 799-п «O создании комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского стрaxования Красноярского края».

B 2017 году КРТП осуществляло распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» следующим образом.

Решением КРТП № 15 от 30.12.2016 были распределены объемы медицинской помощи между страховыми медицинскими организациями и медицинскими организациями на 2017 год, в том числе по внешним диагностическим услугам (приложение 2 к решению № 15 от 30.12.2016).

Согласно данному решению, распределению подлежал объем в размере 17 145 диагностических исследований. Распределение данного объема отражено в таблице № 1.

Таблица № 1.

B течение первого полугодия 2017 года данный объем подвергался корректировке. Так, решением КРТП № 7 от 30.06.2017 (приложение 2 к указанному решению) распределен объем в размере 25 694 исследования.

Скорректированный объем диагностических исследований, доведенных до медицинских организаций, представлен в таблице № 2.

Таблица № 2.

Как видно из данных таблиц, в первом полугодии 2017 года до общества c ограниченной ответственностью «МРТ — Эксперт Красноярск» (66ООО3, г.Красноярск, ул.Академика Павлова, 1, стр. 2; ИНН/ОГРН 2465259426/1112468054160) был доведен объем диагностических исследований в размере 172 исследования. Во втором полугодии скорректированный объем таких исследований составил 337 исследований.

При этом ООО «МРТ — Эксперт Красноярск» было запрошено 10 ООО исследований в 2017 году. B связи c непредставлением просимого обществом объема исследований, оно обратилось в адрес «Национальной ассоциации медицинских организаций» c просьбой направить в ФАС России заявления o проведении проверки деятельности КРТП.

Помимо этого, из материалов, поступивших из Прокуратуры Красноярского края (исх.№ 86-18-2018 от 21.09.2018) следует, что Прокурором Красноярского края министру здравоохранения Красноярского края В.С.Денисову внесено представление об устранении нарушений законодательства o противодействии коррупции (иск.№ 86-25-2018 от 29.06.2018), которым установлено, что y заместителя министра здравоохранения края Немика Б.M., входящего в состав КРТП, имелся конфликт интересов, поскольку его супруга — Немик M.A., является директором ООО ЛДЦ «ФСК», которым решениями КРТП доводился значительный объем оказания диагностических услуг в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края.

Так, 26.01.2018 Немик Б.M. принял участие в заседании КРТП, вопросом № 3 которого являлось распределение объемов оказания диагностических услуг для медицинских организаций-участников системы ОМС (приложение № 5 к протоколу заседания КРТП от 26.01.2018).

При этом Прокурором края установлено, что Немик Б.M. при участии в голосовании на вышеуказанном заседании КРТП от голосования по вопросу № 3 не отказался, o личной заинтересованности не сообщил, подписал протокол, хотя ранее решением комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов Министерства здравоохранения Красноярского края от 28.01.2016 Немику Б.M. рекомендовано не участвовать в работе КРТП при принятии решений в отношении медицинской организации, которой руководит его супруга.

B связи изложенным, Прокурором края внесено указанное представление, которым от министра здравоохранения Красноярского края потребовано, в том числе инициировать замену члена КРТП, представляющего интересы министерства (пункт 3 представления).

Постановлением Правительства Красноярского края от 10.07.2018 № 401-п внесены изменения в Постановление Правительства Красноярского края от 26.12.2011 № 799-п «О создании комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края), которым Немик Б.M. исключен из состава КРТП.

Вместе c тем, Прокуратурой Красноярского края установлено, что 09.07.2018 по обращению заместителя министра здравоохранения Красноярского края Немика Б.M. в протокол заседания КРТП от 26.01.2018 внесены изменения «в связи c технической ошибкой», которым решение по вопросу № 3 было изложено в новой редакции, в части указания на том что Немик Б.M. участия в голосовании не принимал.

Также Комиссией запрошены сведения относительно объемов оказания диагностических услуг по профилю магнитно-резонанснaя томография, распределенных решениями КРТП в 2018 году. Результаты анализа данной информации приведены в таблице № З.

Таблица № 3

B денежном выражении объем распределенных диагностических исследований в 2018 году (c учетом последней корректировки) составил 57 456 200 рублей, из них 49 968 500 рублей приходятся на медицинские организации частной системы здравоохранения, из этих средств —5 511 500 рублей выделены ООО «ЛДЦ ФСК», директором которой является Немик М.A., супруга Немик Б.M., при участии которого в КРТП Прокурором края установлен конфликт интересов.

Комиссией также были получены сведения o ресурсном обеспечении медицинских организаций частной формы собственности, которым были доведены объемы диагностических услуг по профилю «магнитно — резонансная томография» в 2017 году. Результаты обобщения указанных сведений приведены в Таблице № 4.

Таблица № 4

Помимо этого, Комиссией были исследованы вопросы, связанные c распределением объемов оказания диагностических медицинских услуг в рамках территориальных программ ОМС других субъектов РФ, для чего Красноярским УФАС России направлены соответствующий запрос в адрес территориальных органов ФАС России (исх.№ 14593 от 03.09.2018).

По результатам обобщения полученной информации установлено следующее.

Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 28.12.2011 № 1775 «0 Комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования в Санкт-Петербурге» утвержден персональный состав комиссии по разработке территориальной программы ОМС Санкт-Петербурга

Приложением № 2 к указанному постановлению является Порядок распределения объемов предоставления медицинской помощи, установленных территориальной программой обязательного медицинского страхования в Санкт-Петербурге на соответствующий финансовый год, между страховыми медицинскими организациями и между медицинскими организациями.

На территории Нижегородской области распределение объемов оказания медицинской помощи осуществляется комиссией по разработке территориальной программы ОМС Нижегородской области, персональный состав которой утвержден Распоряжением Правительства Нижегородской области от 12.10.2011 № 2071-p.

При этом на территории Нижегородской области приняты критерии распределения объемов оказания медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС Нижегородской области (решение комиссии № 13 от 13.09.2017), a также алгоритм (механизм) распределения (оперативной корректировки) объемов медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС (решение комиссии № 10 от 22.08.2017).

На территории Псковской области распоряжением Администрации Псковской области от 28.09.2011 № 233-p «Об уполномоченном органе по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования» создана комиссия по разработке территориальной программы ОМС Псковской области и утвержден её состав.

При этом, протоколом заседания комиссии по разработке территориальной программы ОМС Псковской области от 09.04.2018 № 5 утвержден порядок распределения объемов медицинской помощи между страховыми медицинскими организациями и между медицинскими организациями, a приложением к указанному порядку являются Критерии распределения объемов и показатели эффективности деятельности медицинских организаций, позволяющие провести оценку возможности участия медицинской организации в реализации территориальной программы оказания государственных гарантий оказания гражданам бесплатной медицинской помощи в части заявленных объемов оказания медицинской помощи (медицинских услуг).

Помимо этого, на территории Челябинской области постановлением Правительства Челябинской области от 15.02.2015 № 40-П «О Комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования в Челябинской области» и утвержден её состав.

Протоколом № 5 от 19.04.20 16 Комиссия по разработке территориальной программы ОМС Челябинской области утвержден Порядок распределения объемов медицинской помощи между страховыми медицинскими организациями и между медицинскими организациями

При этом все вышеперечисленные нормативно-правовые акты приняты после рассмотрения дел o нарушении антимонопольного законодательства и исполнения выданных антимонопольными органами предписаний.

Комиссией также были запрошены пояснения y ответчиков относительно того, каким образом происходило распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно-резонанснaя томография» в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края.

Как указывали ответчики в своих письменных пояснениях, a также ТФОМС, КРТП при распределении объемов медицинской помощи были применены следующие критерии:

1) предложения медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь;

2) место расположения медицинской организации, оказывающей только диагностические услуги;

3) сроки ожидания;

4) транспортная «шаговая» доступность.

Указанные выше критерии, содержащиеся в Законе об ОМС, Правилах ОМС, КРТП применены не бьши, что также следует из пояснений ответчиков.

Помимо этого, Комиссией установлено, что на территории Красноярского края наряду c вышеописанным порядком распределения диагностических медицинских услуг существует также порядок распределения таких услуг посредством проведения электронных аукционов, в порядке, установленном Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее по тексту — ФЗ «O контрактной системе»).

Так, согласно сведениям, представленным Минздравом в 2017 году учреждениями здравоохранения Красноярского края проведено десять электронных аукционов, объектом закупки которых выступили диагностические медицинские услуги по профилю «магнитно-резонанснaя томография».

На основании изложенного Комиссия по рассмотрению дела № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства пришла к следующим выводам.

C учетом того, что предметом рассмотрения настоящего дела является распределение объемов диагностических услуг необходимо определить, являются ли диагностические услуги разновидностью медицинской помощи.

B силу пункта 3 статьи 2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323 — ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее по тексту — Закон об охране здоровья граждан), под медицинской помощью понимается комплекс мероприятий, направленны на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг.

При этом, медицинские услуги, как указано в пункте 4 статьи 2 указанного федерального закона, представляют собой медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

Пунктом 5 этой же статьи определено, что медицинское вмешательство представляет

собой выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, a также искусственное прерывание беременности.

Пунктом 7 статьи 2 Закона об охране здоровья граждан установлено, что под диагностикой понимается комплекс медицинских вмешательств, направленны на распознавание состояний или установление факта наличия либо отсутствия заболеваний, осуществляемых посредством сбора и анализа жалоб пациента, данных его анaмнеза и осмотра, проведения лабораторныx, инструментальных, патолого-анатомических и иных исследований в целях определения диагноза, выбора мероприятий по лечению пациента и (или) контроля за осуществлением этих мероприятий.

Таким образом, законодателем в настоящее время установлено, что диагностические услуги представляют собой составную часть медицинской помощи. Следовательно, при распределении объемов диагностических услуг должны быть учтены общие критерии распределения объемов медицинской помощи.

Довод o том, что диагностические услуги относятся к понятию «медицинская помощь» подтверждается так же и тем, что стандарты медицинской помощи содержат в себе разделы «Медицинские услуги для диагностики заболевания, состояния» и отдельно разделы «Медицинские услуги для лечения заболевания, состояния и контроля за лечением», что указывает на то, что диагностические услуги являются неотъемлемой частью медицинской помощи.

При этом Комиссия соглашается c доводами ответчиков по делу и ТФОМС o том, что такой критерий как количество прикрепленныx застрахованных лиц к медицинским организациям (часть 10 статьи 36 Закона об ОМС, подпункт 1 пункта 123 Правил ОМС, подпункт «a» пункта 5 Письма, пункт 8 Положения) не может быть применен по отношению к медицинским организациям, оказывающим только диагностические услуги, так как за такими организациями застрахованные лица не закрепляются.

Как указывали ответчики и ТФОМС в своих пояснениях по делу, при распределении объемов диагностических услуг необходимо руководствоваться позицией Минздрава России, в соответствии c которой медицинским организациям, оказывающим только диагностические услуги в соответствии c правом на их осуществление и которым не может быть определен объем медицинской помощи в показателях, установленных Программой, распределение объема диагностических услуг осуществляется исходя из потребности включенных в реестр медицинских организаций по выполнению стандартов медицинской помощи и порядков ее оказания в случае отсутствия y медицинских организаций данных диагностических услуг или их недостаточности (абзац 19 пункта 5 Письма).

Вместе c тем, ответчиками и ТФОМС не учтено, что указанная норма направлена на формирование общего объема диагностических услуг, подлежащего распределению между медицинскими организациями, который производится также c учетом ранее описанных критериев.

Относительно критериев; на применение которых КРТП ссылаются ответчики, Комиссия отмечает следующее.

Такие предлагаемые КРТП критерии как «транспортная «шаговая» доступность» и «место расположения медицинской организации, оказывающей только диагностические услуги» представляют собой один критерий, связанный c транспортной доступностью для застрахованных лиц соответствующих медицинских организаций.

Относительно применения такого критерия как «транспортная доступность», Комиссия отмечает, что из приведенной таблицы невозможно сделать вывод o том, что данный критерий как — либо применялся, поскольку, например, до ООО «ЕвроМед», имеющего, помимо главного подразделения, два филиала, было доведено примерно в 6,5 раз меньше исследований, чем до ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск», имеющего (помимо главного подразделения) один филиал.

Более того, до общества был доведен объем оказания медицинской помощи сопоставимый c объемом, доведенным до ООО «КВТ «Бионика», не имеющему филиалов. Аналогичная ситуация имела место и c ООО «Бикей Медика» и ООО «ЛДЦ ФСК», до которых был доведен сопоставимый объем (3 419 и 3 623 исследования соответственно), но при этом y последнего имеется одни филиал, a y ООО «КВТ «Бионика» филиалы отсутствуют.

Более того, если обратиться к данным информационной системы «2ГИС», расстояние между главным подразделением ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск» и заявителем по настоящему делу (ООО «МРТ — Эксперт Красноярск) составляет 1,70 км., при том, что до ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск» был доведен объем исследований в размере 6 771 исследование (даже если учесть наличие филиала, то на головное подразделение приходится около половины исследований), a до заявителя — 337 исследований.

Критерий «предложения медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь» не предусмотрен ни Законом об ОМС, ни Правилами ОМС, ни Положением, ни Письмом. Комиссия отмечает, что подобный критерий заведомо несет в себе коррyпционные риски, поскольку его учет ставит возможность получения объемов диагностических услуг соответствующей медицинской организацией в зависимости от субъективного мнения медицинской организации, оказывающей амбулаторную медицинскую помощь. Более того, применение такого критерия фактически означает, что хозяйствующий субъект ставиться в зависимость от субъективного усмотрения другого хозяйствующего субъекта, равно как и КРТП руководствуется не какими — либо объективными критериями, a субъективными усмотрением таких же хозяйствующих субъектов, как и частных медицинских организаций, участвующих в системе ОМС.

Относительно такого критерия как «сроки ожидания медицинской помощи» (срок проведения диагностических исследований) Комиссия отмечает, что его применение является допустимым, так как данный критерий упомянут в Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов (утверждена Постановлением Правительства РФ от 19.12.2016 № 1403). Комиссия соглашается, что для эффективного оказания медицинской помощи необходимо соблюдение сроков ожидания для пациентов.

B свою очередь, из таблицы № 3 видно, что между различными медицинскими организациями, до которых был доведен объем оказания медицинской помощи, присутствуют существенные различия между доведенным объемом. При этом, не ясно, каким именно образом КРТП применило критерий «сроки ожидания медицинской помощи», поскольку очевидным является то, что c возрастанием объема медицинской помощи, доводимого до конкретной организации, сроки ожидания медицинской помощи могут быть нарушены, так как медицинская организация получает избыточное число застрахованных лиц, что не может не привести к повышению сроков ожидания.

Комиссия также отмечает, что все нормативно закрепленные критерии КРТП не применялись, что следует, в том числе, из пояснений ответчиков и ТФОМС.

Таким образом, на основании изложенных доводов, Комиссия пришла к выводу, что распределение объема диагностических услуг по профилю «магнитно — резонансная томография» КРТП было необоснованным.

Относительно нарушения требований антимонопольного законодательства в бездействии Правительства Комиссия отмечает следующее.

Пункт 10 Положения o КРТП устанавливает, что персональный состав Комиссии утверждается нормативным правовым актом высшего органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Согласно пункту 11 Положения o КРТП председателем Комиссии является представитель органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Высшим исполнительным органом государственной власти Красноярского края является Правительство Красноярского края (часть 1 статьи 97 Устава Красноярского края).

Персональный состав КРТП и её председатель утверждены вьшпеуказанным Постановлением Правительства Красноярского края.

При этом, поскольку КРТП учреждена в соответствии c прямым указанием Закона об ОМС органом государственной власти субъекта РФ и наделена указанным законом и принятыми в соответствии c ним подзаконньцити нормативно — правовыми актами функциями органов власти, в частности по принятию решений обязательны к исполнению хозяйствующими субъектами, в том числе путем распределения объемов предоставления медицинской помощи между страховыми медицинскими организациями и между медицинскими организациями, КРТП является органом, осуществляющим функции Правительства Красноярского края в сфере ОМС.

Следовательно, Правительство Красноярского края, как орган, сформировавший КРТП, несет ответственность за принимаемые ей решения, в том числе по вопросам распределения объемов оказания медицинской помощи, диагностических медицинских услуг.

Относительно доводов Союза ЦС ТИП Комиссия отмечает следующее.

Комиссия отвергает довод Союза o том, что распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг должно носить равный характер как безосновательный, в данной части, соглашается c ответчиками и ТФОМС, o том, что такая позиция не основана на законе, противоречит действующему законодательству об обязательном медицинском страховании.

При этом, относительно довода o том, что доведение государственного задания до учреждений здравоохранения Красноярского края создает дискриминационные условия доступа на товарный рынок оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно-резонанснaя томография» для медицинских организаций частной системы здравоохранения , Комиссия отмечает необоснованность данного довода Союза, поскольку распределение всего объема оказания диагностических услуг осуществляется КРТП в рамках принятия решений o распределении объемов оказания медицинской помощи, и выделение объемов медицинским организациям частной системы здравоохранения обусловлено тем, что ими вьшолняются не только диагностические услуги, но и оказываются медицинские услуги, направленные на лечение заболеваний, оказание которых без проведения диагностики невозможно. доказательств того, что такой порядок создает дискриминационные условия Союзом не представлено, Комиссией не установлено. При этом, подобные действия КРТП согласуются co смыслом абзаца 19 пункта 5 ранее упомянутого Письма Минздрава России от 23.12.2016 № 11/7/10/2-8304 «О формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственны гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

B свою очередь, относительно распределения объемов оказания диагностических услуг посредством проведения электронных аукционов Комиссия считает необходимым обратить внимание ответчиков на то обстоятельство, что, по мнению Комиссии, такой порядок распределения является сомнительным, противоречит характеру правоотношений, регулируемых законодательством об обязательном медицинском страховании, позволяет участвовать в оказании соответствующих услуг организациям, не участвующим в системе ОМС, нарушает нормативно установленный порядок оплаты услуг, оказанных в рамках системы ОМС, что в свою очередь может приводить к дискриминации как раз медицинских организаций-участников системы ОМС, которые в соответствии c действующим законодательством обладают исключительным правом оказывать застрахованным лицам медицинские услуги в сфере обязательного медицинского страхования.

B соответствии co статьей 8 Конституции Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

При этом согласно статье 34 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Частью 1 статьи 3 ФЗ «O защите конкуренции» установлено, что названный закон распространяется на отношения, которые связаны c защитой конкуренции, в том числе c предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, a также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

B соответствии c пунктом 7 статьи 4 ФЗ «О защите конкуренции» под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого их них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обратения товаров на соответствующем товарном рынке.

Признаки ограничения конкуренции приведены в пункте 17 статьи 4 ФЗ «O защите конкуренции», к числу которых относится сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке, рост или снижение цены товара, не связанные c соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке, определение общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии c обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке, a также установление органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями, участвующими в предоставлении государственны или муниципальных услуг, при участии в предоставлении таких услуг требований к товарам или к хозяйствующим субъектам, не предусмотренных законодательством Российской Федерации.

При этом приведенный перечень признаков ограничения конкуренции не носит закрытый характер.

Статьей 15 ФЗ «O защите конкуренции» федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, a также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопyщению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). B частности, установлен запрет на создание дискриминационны условий (пункт 8 части 1 статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции»).

Под дискриминационными условиями, в силу пункта 8 статьи 4 ФЗ «О защите конкуренции», понимаются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению c другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами.

Таким образом, КРТП, совершив действия по необоснованному распределению объемов оказания медицинской помощи между медицинскими организациями, нарушило запрет, предусмотренный пунктом 8 статьи 15 Ф3 «O защите конкуренции».

При этом Комиссия, c учетом вышеприведенных доводов, не может согласится c тем, что при распределении диагностических услуг КРТП не связана критериями распределения медицинской помощи, поскольку диагностические услуги являются составной частью медицинской помощи. Таким образом, законодателем определены общие критерии распределения медицинской помощи, в том числе диагностических услуг, которые обязательны к применению.

Аналогично, Правительство не приняв меры по созданию условий, направленны на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края, допустило бездействие, образующее нарушение запрета, предусмотренного пунктом 8 части 1 статьи 15 ФЗ «O защите конкуренции».

B связи c тем, что Правительство как высший орган исполнительной власти субъекта РФ, утвердивший персональный состав КРТП, при том, что последняя не является самостоятельным юридическим лицом, несет ответственность за действия КРТП Комиссия отвергает соответствующие доводы Правительства как не основанные на законе.

При этом, Комиссия также критически относится к доводам ответчиков o том, что при распределении объемов оказания диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» КРТП руководствовалась собственными критериями, так как, во-первых, как уже отмечалось, данные критерии не предусмотрены нормативно-правовыми актами, a во-вторых, при анализе применения критериев, на которые ссылаются ответчики, Комиссией, как указано выше, установлено что то, каким образом фактически были распределены объемы опровергает данный довод как несостоятельный.

Помимо этого, o необоснованности распределения объемов свидетельствуют также и вьшеуказанные материалы Прокуратуры Красноярского края, поскольку из них следует что y члена КРТП- Немика Б.M. имелся конфликт интересов в момент нахождения в составе КРТП, связанный c участием в распределении объемов оказания диагностических услуг ООО «ЛДЦ ФСК», директором которого является Немик M.A., супруга Немика Б.M. Помимо этого, Прокуратурой края также установлено, что в состав КРТП входили также представители медицинских организаций государственной системы здравоохранения, за деятельностью которых Немик Б.M. в силу своих должностных полномочий осуществляет контроль, что могло позволить последнему оказывать влияние на данных членов КРТП при решении вопроса o распределении объемов оказания диагностических услуг в рамках системы ОМС.

Более того, из материалов представленных Прокуратурой края следует, что Немик Б.M., входивший в состав КРТП в условиях конфликта интересов, подписал один из протоколов, на основании которых была произведена очередная корректировка объемов оказания диагностических медицинских услуг (протокол заседания КРТП от 26.01.2018), однако затем в этот протокол были внесены изменения в связи «c технической ошибкой», согласно которым Немик Б.M. от участия в голосовании отказался.

Как указано в пункте 15 Положения o КРТП решения Комиссии оформляются протоколом, который подписывается председательствующим и членами Комиссии и доводится до сведения территориального фонда, страховых медицинских организаций и медицинских организаций. Решения, принимаемые Комиссией в соответствии c ее компетенцией, являются обязательными для всех участников обязательного медицинского страхования на территории субъекта Российской Федерации.

Решения Комиссии считаются правомочными, если в заседании принимало участие более двух третей членов Комиссии. Решение принимается простым большинством голосов от количества присутствующих на заседании членов Комиссии. B случае равенства голосов голос председателя Комиссии является решающим (пункт 14 Положения o КРТП).

Как уже обосновывалось выше, именно принимаемы КРТП решения являются основанием как для выделения конкретной медицинской организации объема оказания медицинской помощи (медицинских услуг), так и денежны средств, направляемых на финансирование обеспечения этого объема.

C учетом этого, Комиссия критически воспринимает то обстоятельство, что внесение изменений в протокол заседания КРТП от 26.01.2018 было вызвано технической ошибкой, учитывая как юридическое значение принимаемых КРТП решений, так и осведомленность Немика Б.M. o рекомендациях не участвовать в работе КРТП при принятии решений в отношении медицинской организации, которой руководит его супруга, a также срока, в который были внесены эти изменения (в июле 2018 года, то есть через шесть месяцев после подписания протокола и после внесения Прокурором края вышеупомянутого представления).

Указанное также является подтверждением выводов Комиссии o том, что распределение объемов оказания диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» носило характер необоснованного.

Так же, для определения факта нарушения антимонопольного законодательства необходимо, прежде всего, установить как сам товарный рынок, на котором совершено нарушение и предполагается влияние на конкуренцию, в его продуктовых и географических границах.

Определение товарного рынка и его границ является юридически значимым для докaзывания вмененного нарушения, поскольку без установления данных обстоятельств влияние (возможность влияния) рассматриваемого соглашения на конкуренцию не может быть доказано. Конкуренция в любом случае предполагает ее существование на определенном товарном рынке.

B соответствии c пунктом 4 статьи 4 ФЗ «O защите конкуренции» под товарным рынком понимается сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров (далее - определенный товар), в границах которой (в том числе географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами.

Временной интервал определен исходя из цели исследования — анализа состояния конкурентной среды на указанном рынке и определен периодом 2017 года (период распределения объемов диагностических услуг по виду «магнитно — резонансная томография» Комиссией по разработке территориальной программы ОМС Красноярского края между медицинскими организациями — участниками системы обязательного медицинского страхования, исследуемый в рамках дела № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства).

Согласно пункту 1 статьи 4 ФЗ «O защите конкуренции» под товаром понимается объект гражданских прав (в том числе работа, услуга, включая финансовую услугу), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот.

Таким образом, диагностические медицинские услуги по виду «магнитно — резонансная томография», окaзываемые медицинскими организациями — участниками системы обязательного медицинского страхования представляют собой товар по смыслу пункта 1 статьи 4 ФЗ O «O защите конкуренции».

За продуктовые границы товарного рынка диагностических медицинских услуг по виду «магнитно — резонансная томография», оказываемых медицинскими организациями —участникaми системы обязательного медицинского страхования в данном случае следует принять указанный товар.

Процедура определения географических границ товарного рынка (границ территории, на которой приобретатель (приобретатели) приобретает или имеет экономическую, техническую или иную возможность приобрести товар и не имеет такой возможности за ее пределами) включает: предварительное определение географических границ товарного рынка; выявление условий обращения товара, ограничивающих экономические возможности приобретения товара приобретателем (приобретателями); определение территорий, входящих в географические границы рассматриваемого товарного рынка.

Географические границы товарного рынка определены границами Красноярского края, поскольку возможность оказания диагностических услуг по виду «магнитно — резонансная томография» медицинскими организациями — участниками системы обязательного медицинского страхования по виду «магнитно — резонансная томография» в рамках объемов оказания диагностических услуг, доведенных Комиссией по разработке территориальной программы ОМС Красноярского края существует исключительно на территории названного субъекта РФ. Это согласуется также и c тем, что Правительство и КРТП, как органы власти, которым вменяется нарушение антимонопольного законодательства, осуществляют свою деятельность на территории Красноярского края.

Оценка изменения (возможного изменения) состояния конкуренции на рассматриваемом рынке вследствие действий Комиссии по разработке территориальной программы ОМС Красноярского края и бездействия Правительства Красноярского края показала следующее.

Действия Комиссии по разработке территориальной программы ОМС Красноярского края, выражающиеся в необоснованном распределении между медицинскими организациями — участниками системы ОМС объемов оказания медицинской помощи — диагностических медицинских услуг по виду «магнитно — резонансная томография», создают дискриминационные условия деятельности хозяйствующим субъектам, являющихся медицинскими организациями —yчастниками системы ОМС на территории Красноярского края.

Указанные действия КРТП привели к созданию дискриминационных условий для ООО «МРТ-Эксперт Красноярск», поскольку выделение объемов данной медицинской организации в объеме несравнимо меньшем, чем иным медицинским организациям, поставило её в неравное c ними положение в отсутствие на то каких-либо объективных оснований.

Бездействие Правительства Красноярского края, выражающееся в непринятии мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи, a именно диагностических услуг по виду «магнитно — резонансная томография», в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края, создают условия для ограничения конкуренции на товарном рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно — резонансная томография», оказываемых медицинскими организациями —yчастниками системы ОМС на территории Красноярского края, поскольку данное бездействие способствует дальнейшему необоснованному распределению объемов оказания указанной медицинской помощи и отсутствию корректировки таких объемов в соответствии c положениями Закона об ОМС, Правил ОМС.

Исходя из изложенного, Комиссия приходит к выводу o нарушении Правительством и КРТП запретов, установленных пунктом 8 части 1 статьи 15 ФЗ «O защите конкуренции».

Вышеизложенные выводы Комиссии согласуются, в том числе и c судебной практикой по аналогичным делам (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25.12.2015 по делу № А76-7175/2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.02.20 17 по делу № А40-17123/2016).

Помимо этого, ранее излагавшиеся позиции хозяйствующих субъектов-участников рынка также согласуются c выводами Комиссии по настоящему делу.

Возможность соблюдения требований антимонопольного законодательства имелась как y Правительства, так и КРТП, доказательств обратного Комиссией не установлено, ответчиками не представлено, ввиду чего в действиях Правительства и КРТП усматривается вина, так как y них имелась указанная возможность, но достаточных мер по соблюдения требований антимонопольного законодательства ответчиками предпринято не было.

B части выдачи ответчикам обязательного для исполнения предписания Комиссия отмечает следующее.

Перечень возможных видов обязательных для исполнения предписаний по делам o нарушении антимонопольного законодательства, которые могут быть выданы хозяйствующим субъектам, определен пунктом 2 части 1 статьи 23 ФЗ «О защите конкуренции».

K числу возможных видов предписаний относится предписание o совершении действий, направленны на обеспечение конкуренции (подпункт «н» пункта 2 части 1 статьи 23 ФЗ «О защите конкуренции).

C учетом того, что анализ сведений o распределении объемов оказания диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» в 2018 году показал существенные изменения в части распределения объемов оказания указанных услуг (например, ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» в 2018 году изначально доведено 1 840 исследований против 172 исследований, изначально доведенных в 2017 году, количество доведенных до ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск» исследований в течение текущего 2018 года изменялось в границах примерно двухсот исследований, в то время как в 2017 году число исследований, доведенных до ООО «ЛДЦ МИБС Красноярск» увеличилось почти в два раза (c 3 613 до 6 771 исследований). При этом, число организаций частной системы здравоохранения, до которых доводились объемы соответствующих исследований, увеличилось на две организации, общее число распределенных исследований увеличилось на две тысячи исследований.

То есть, на данный момент выявленные нарушения не устранены. На территории Красноярского края отсутствует механизм распределения диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» в рамках системы обязательного медицинского страхования, который бы обеспечивал недискриминационное распределение объемов оказания соответствующих услуг.

Исходя из этого, Комиссия считает необходимым выдать Правительству Красноярского края обязательное для исполнения предписание o совершении действий, направленны на обеспечение конкуренции, в соответствии c которым Правительству Красноярского края в срок до 01.01.2019 надлежит обеспечить разработку обязательного для применения механизма (системы) распределения объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно — резонансная томография» в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, предусматривающего объективные критерии распределения объемов указанных услуг в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, не допускающих дискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг, c учетом общих критериев распределения объемов медицинской помощи, установленных Законом об ОМС, Правилами ОМС, письмами Минздрава России o формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

C учетом этого, Комиссия также пришла к выводу o необходимости выдать KPТП обязательное для исполнения предписание o совершении действий, направленны на обеспечение конкуренции, в соответствии c которым Комиссии по разработке территориальной программы ОМС надлежит в срок до o 1.01.2019 c учетом разработанного Правительством механизма, осуществить корректировку объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно — резонансная томография».

Дополнительно Комиссия считает необходимым отметить, что соответствующие порядок и критерии утверждены уполномоченными органами власти Санкт-Петербурга, Челябинской области, Псковской области и Нижегородской области, данные нормативные акты не признаны недействительными и незаконными, действуют на территории указанных субъектов РФ, то есть действующее законодательство позволяет Правительству осуществить разработку и принятие как механизма, так и объективных критериев распределения соответствующих услуг, учитывающих общие критерии, установленные федеральным законодателем.

Комиссия также отмечает, что использование в качестве механизма распределения медицинских услуг электронных аукционов на право заключения договоров на оказание диагностических медицинских услуг, противоречит действующему законодательству об обязательном медицинском страховании, и, c учетом того, что подобный порядок может допустить к участию в оказании медицинских услуг в рамках системы ОМС медицинские организации, которые не являются участниками системы ОМС, данные действия Правительства могут быть проверены на предмет соответствия требованиям антимонопольного законодательства, на что Комиссия просит обратить особое внимание ответчиков.

Помимо этого, действия (бездействие) должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных лиц органов или организаций, государственных внебюджетных фондов, a также организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг, которые недопустимы в соответствии c антимонопольным законодательством Российской Федерации и приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, a равно к ограничению свободного перемещения товаров (pабот, услуг), свободы экономической деятельности, за исключением случаев, предусмотренных частью 7 статьи 14.32 Кодекса РФ об административны правонарушениях (далее по тексту — КоАП РФ) образуют состав административного правонарушения, предусмотренный статьей 14.9 КоАП РФ.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 15, 23, 49, 50 ФЗ «О защите конкуренции»,

Решила:

1. Признать Комиссию по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края нарушившей запрет, установленный пунктом 8 части 1 статьи 15 Ф3 «О защите конкуренции», в части совершения действий по необоснованному распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг между медицинскими организациями, повлекших установление дискриминационны условий доступа на рынок диагностических медицинских услуг по виду «магнитно — резонансная томография» для ООО «МРТ — Эксперт Красноярск».

2. Признать Правительство Красноярского края нарушившим запрет, установленный пунктом 8 части 1 статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции», в части непринятия мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края на рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография».

3. Выдать Правительству Красноярского края обязательное для исполнения предписание o совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, в соответствии c которым Правительству Красноярского края в срок до 01.01.2019 надлежит обеспечить разработку обязательного для применения механизма (системы) распределения объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно — резонансная томография» в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, предусматривающего объективные критерии распределения объемов указанных услуг в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, не допускающих дискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг, c учетом общих критериев распределения объемов медицинской помощи, установленных Федеральным законом от 29.11.2010 № 326 — ФЗ «06 обязательном медицинском страховании», Правилами обязательного медицинского страхования, утвержденными Приказом Минздравсоцрaзвития России от 28.02.20 11 № 158x, письмами Минздрава России o формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственны гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

4. Выдать Комиссии по разработке территориальной программы ОМС обязательное для исполнения предписание o совершении действий, направленны на обеспечение конкуренции, в соответствии c которым Комиссии по разработке территориальной программы ОМС надлежит в срок до 01.01.2019 c учетом разработанного Правительством механизма, осуществить корректировку объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно —резонанснaя томография».

5. Передать в необходимом объеме копии материалов дела № 139-15-17 o нарушении антимонопольного законодательства в Прокуратуру Красноярского края для рассмотрения вопроса o возбуждении в отношении виновных должностных лиц Правительства Красноярского края, Комиссии по разработке территориальной программы ОМС Красноярского края, дел об административных правонарушениях по статье 14.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Настоящее решение может быть обжаловано в порядке, установленном статьей 52 Федерального закона 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в течение трех месяцев c момента вынесения решения.

Председатель Комиссии

Члены Комиссии

Арбитражный суд Восточно - Сибирского округа

ул. Чкалова, дом 14, Иркутск, 664025, www.fasvso.arbitr.ru тел./факс (3952) 210-170, 210-172; e-mail: info@fasvso.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

город Иркутск 10 декабря 2019 года

Дело № А33-35920/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 03 декабря 2019 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 10 декабря 2019 года.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Шелёминой М.М.,

судей:

Ананьиной Г.В., Левошко А.Н., при ведении протокола судебного заседания с использованием систем видеоконференц-связи помощником судьи Манзановой Н.Ю., с участием судьи Третьего арбитражного апелляционного суда, осуществляющего организацию видеоконференц-связи, Иванцовой О.А., при ведении протокола отдельного процессуального действия помощником судьи Злобиной М.В., при участии в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи в Третьем арбитражном апелляционном суде

представителей:

Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю Баранова П.О. (доверенность от 31.10.2019 № 49);

Правительства Красноярского края Комаровой М.А. (доверенность от 25.01.2019 № 3-0855), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю на решение Арбитражного суда Красноярского края от 26 марта 2019 года по делу № А33-35920/2018, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2019 года по тому же делу,

установил:

Правительство Красноярского края обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании незаконными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю (далее – Красноярское УФАС России, антимонопольный орган) от 16.11.2018 по делу № 139-15-17.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора привлечены: Министерство здравоохранения Красноярского края (далее – Министерство), Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Красноярского края (далее – ТФОМС Красноярского края), общество с ограниченной ответственностью (ООО) «МРТ-Эксперт Красноярск», саморегулируемая организация в сфере оказания медицинских услуг Национальная Ассоциация медицинских организаций, общество с ограниченной ответственностью (ООО) Диагностический центр «Абакан», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Лечено-диагностический центр международного института биологических систем Красноярск», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Медюнион», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «МРТ-Диагностика», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Лечебно-диагностический центр Фармсибко», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Евромед», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Клиника восстановительной терапии «Бионика», общество с ограниченной ответственностью «Диагностический центр «Гармония», общество с ограниченной ответственностью (ООО) «Бикей Медика».

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 26 марта 2019 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2019 года, заявленные требования удовлетворены.

Красноярское УФАС России обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить принятые по делу судебные акты по мотивам неправильного применения судами статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции), Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 326-ФЗ), нарушения норм процессуального права, несоответствия выводов судов фактическим обстоятельствам дела, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Заявитель кассационной жалобы оспаривает выводы судов о незаконности упомянутых решения и предписания, ссылаясь на то, что Правительство Красноярского края не указало норму права, подтверждающую, что осуществление правового регулирования в сфере ОМС, а именно определение механизма распределения объемов оказания диагностических медицинских услуг, не является его полномочием, а, соответственно, является полномочием Российской Федерации; отсутствие методики (механизма) распределения объемов оказания медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС между медицинскими организациями позволяет Комиссии по своему усмотрению производить такое распределение; вывод судов о недоказанности антимонопольным органом факта необоснованного распределения объемов медицинской помощи не соответствует материалам дела; в ходе рассмотрения дела антимонопольный орган проанализировал распределение объемов оказания диагностических услуг между всеми медицинскими организациями частной формы собственности, которые участвуют в оказании диагностических услуг и установил, что комиссия по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования (далее – Комиссия, КРТП) не применяла ни предусмотренные Федеральным законом № 326-ФЗ и приложением № 1 к Правилам обязательного медицинского страхования, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28.02.2011 № 158н (далее – Правила № 158н) критерии распределения, ни какие-либо иные критерии; антимонопольным органом доказано создание Правительством и Комиссией дискриминационных условий в связи с выделением одной организации объемов оказания медицинской помощи в меньшем, чем другой без применения каких-либо критериев; при этом антимонопольный орган провел анализ состояния конкуренции на товарном рынке оказания диагностических услуг, выявил товарный рынок в его продуктовых и географических границах; нарушение Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке, утверждённого приказом ФАС России от 28.04.2010 № 220, судами не установлено; антимонопольный орган не обязан проводить анализ того, каким образом должен быть распределен объем оказания услуг; анализ последствий применения недопустимых критериев приведен в оспариваемом решении; участие в голосовании Комиссии заместителя министра здравоохранения Немика Б.М. также свидетельствует о нарушении Закона о защите конкуренции; вопросы, связанные с влиянием на конкуренцию и наступлением последствий или угрозы наступления последствий, предусмотренных частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, аналитический отчет судами не исследовались.

В отзыве на кассационную жалобу Правительство Красноярского края считает ее доводы несостоятельными, судебные акты – законными и обоснованными.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание проведено путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Третьего арбитражного апелляционного суда.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного заседания извещены по правилам статей 123, 186 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (определение выполнено в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью судьи, в связи с чем направлено лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и информационной системе «Картотека арбитражных дел» – kad.arbitr.ru). Третьи лица своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем кассационная жалоба на основании части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассматривается в их отсутствие.

Представители Красноярского УФАС России и Правительства Красноярского края в судебном заседании подтвердили доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.

В судебном заседании объявлен перерыв в порядке, предусмотренном статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с 26 ноября 2019 года до 03 декабря 2019 года до 11 часов 40 минут, о чем сделано публичное извещение на официальном сайте Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа.

После перерыва судебное разбирательство продолжено в том же составе судей, представители сторон участия в судебном заседании не принимали.

Проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях на нее, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, в адрес Красноярского УФАС России было перенаправлено из ФАС России заявление саморегулируемой организации в сфере оказания медицинских услуг Национальная Ассоциация медицинских организаций (далее – Ассоциация) на основании обращения ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» с просьбой провести проверку на предмет наличия в действиях Комиссии нарушений антимонопольного законодательства.

По результатам рассмотрения указанного заявления, Красноярским УФАС России в связи с выявлением в действиях Правительства Красноярского края и Комиссии признаков нарушения пункта 8 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, выразившихся в совершении Комиссией действий по необоснованному распределению объемов оказания медицинской помощи между медицинскими организациями, повлекших установление дискриминационных условия доступа на рынок диагностических медицинских услуг, а также в бездействии Правительства, выразившемся в непринятии мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края на рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография», указанным субъектам были выданы соответствующие предупреждения от 16.08.2017.

В связи с неисполнением предупреждений антимонопольным органом возбуждено дело № 139-15-17 о нарушении антимонопольного законодательства.

В ходе рассмотрения дела антимонопольным органом установлено, что состав Комиссии утвержден постановлением Правительства Красноярского края от 26.12.2011 № 799-п «О создании комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края».

Решением Комиссии от 30.12.2016 № 15 были распределены объемы медицинской помощи между страховыми медицинскими организациями и медицинскими организациями на 2017 год, в том числе по внешним диагностическим услугам (приложение 2 к решению № 15 от 30.12.2016), с учетом произведенной в первом полугодии 2017 года корректировки данный объем распределен в размере 25 694 исследования 15 медицинским организациям, из которых 4 государственной формы собственности, 11 – частной (в том числе ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» в первом полугодии 2017 года 172 исследования, во втором с учетом корректировки – 337 исследований; при этом ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» было запрошено 10 000 исследований в 2017 году).

В адрес Красноярского УФАС России поступили материалы из Прокуратуры Красноярского края, согласно которым у заместителя министра здравоохранения края Немика Б.М., входящего в состав Комиссии и принявшего 26.01.2018 участие в заседании Комиссии, имелся конфликт интересов, поскольку его супруга – Немик М.А., является директором ООО ЛДЦ «ФСК», которым решениями Комиссии доводился значительный объем оказания диагностических услуг в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края, о чем министру здравоохранения Красноярского края В.С. Денисову внесено представление об устранении нарушений законодательства о противодействии коррупции, потребовано, в том числе инициировать замену члена Комиссии, представляющего интересы Министерства.

Постановлением Правительства Красноярского края от 10.07.2018 № 401-п внесены изменения в постановление Правительства Красноярского края от 26.12.2011 № 799-п, которым Немик Б.М. исключен из состава Комиссии.

Вместе с тем прокуратурой Красноярского края установлено, что 09.07.2018 по обращению заместителя министра здравоохранения Красноярского края Немика Б.М. в протокол заседания Комиссии от 26.01.2018 внесены изменения «в связи с технической ошибкой», решение по вопросу № 3 было изложено в новой редакции в части указания на то, что Немик Б.М. участия в голосовании не принимал.

Антимонопольным органом проанализированы сведения о ресурсном обеспечении (с учетом количества врачей соответствующей специальности, количества аппаратов МРТ, количества филиалов, объема доведенных исследований) медицинских организаций частной формы собственности, которым были доведены объемы диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» в 2017 году, а также исследованы вопросы, связанные с распределением объемов оказания диагностических медицинских услуг в рамках территориальных программ ОМС других субъектов Российской Федерации.

При распределении объемов медицинской помощи Комиссией были применены следующие критерии: 1) предложения медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь; 2) место расположения медицинской организации, оказывающей только диагностические услуга; 3) сроки ожидания; 4) транспортная «шаговая» доступность. Критерии, содержащиеся в Федеральном законе № 326-ФЗ, приложении № 1 к Правилам № 158н комиссией применены не были.

По результатам рассмотрения дела Красноярское УФАС России пришло к выводу о том, что диагностические услуги представляют собой составную часть медицинской помощи, следовательно, при распределении объемов диагностических услуг должны быть учтены общие критерии распределения объемов медицинской помощи. Между тем все нормативно закрепленные критерии Комиссией не применялись, в связи с чем распределение объема диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» необоснованно.

Таким образом, как признал антимонопольный орган, действия Комиссии, выражающиеся в необоснованном распределении между медицинскими организациями – участниками системы ОМС – объемов оказания медицинской помощи (диагностических услуг по виду «магнитно-резонансная томография»), создают дискриминационные условия деятельности хозяйствующим субъектам, являющимся медицинскими организациями – участниками системы ОМС на территории Красноярского края.

Указанные действия Комиссии привели к созданию дискриминационных условий деятельности ООО «МРТ-Эксперт Красноярск», поскольку выделение объемов медицинской помощи данной организации в несравнимо меньшем объеме, чем иным медицинским организациям, поставило ее в неравное положение с ними в отсутствие каких-либо объективных оснований.

Бездействие Правительства Красноярского края, выражающееся в непринятии мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи, а именно диагностических услуг по виду «магнитно- резонансная томография» в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края, создаёт условия для ограничения конкуренции на товарном рынке диагностических услуг по виду «магнитно-резонансная томография», поскольку данное бездействие способствует дальнейшему необоснованному распределению объемов оказания медицинской помощи и отсутствию корректировки таких объемов в соответствии с положениями Федерального закона № 326-ФЗ и Правил № 158н.

Решением Красноярского УФАС России от 16.11.2018 по делу № 139-15-17 Комиссия признана нарушившей запрет, установленный пунктом 8 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, в части совершения действий по необоснованному распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг между медицинскими организациями, повлекших установление дискриминационных условий доступа на рынок диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография» для ООО «МРТ – Эксперт Красноярск» (пункт 1). Правительство Красноярского края признано нарушившим запрет, установленный пунктом 8 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, в части непринятия мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи в рамках территориальной программы ОМС Красноярского края на рынке оказания диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография» (пункт 2).

Антимонопольным органом выданы предписания от 16.11.2018, в соответствии с которыми необходимо совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, а именно:

- Правительству Красноярского края – в срок до 01.01.2019 обеспечить разработку обязательного дня применения механизма (системы) распределения объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, предусматривающего объективные критерии распределения объемов указанных услуг в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, не допускающих дискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг, с учетом общих критериев распределения объемов медицинской помощи, установленных Федеральным законом № 326-ФЗ, Правилами № 158н, письмами Минздрава России о формировании и экономическом обосновании территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи;

- Комиссии – в срок до 01.01.2019 с учетом разработанного Правительством Красноярского края механизма, осуществить корректировку объемов оказания диагностических медицинских услуг по профилю «магнитно-резонансная томография».

Правительство Красноярского края, полагая, что названные решение и предписания антимонопольного органа не соответствуют закону и нарушают его права и законные интересы, обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с указанным заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя заявленные требования, исходили из того, что оспариваемые ненормативные правовые акты не соответствуют требованиям действующего законодательства и нарушают права и законные интересы заявителя.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает обжалуемые судебные акты не подлежащими отмене, а кассационную жалобу – удовлетворению в силу следующего.

В силу части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещается создание дискриминационных условий (пункт 8).

При рассмотрении данного дела суды правомерно распределили бремя доказывания наличия (отсутствия) нарушения части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в соответствии правовой позицией, выраженной в пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», указав, что антимонопольным органам при признании нарушения статьи 15 Закона о защите конкуренции, помимо доказывания незаконности действия органа власти со ссылками на конкретные нарушенные нормы отраслевого законодательства, необходимо доказывать последствия нарушения (в том числе возможные) в виде недопущения, ограничения, устранения конкуренции. Именно доказанность данного обстоятельства является определяющей на стадии рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

При этом достаточным основанием для вывода о нарушении части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции является создание условий, возможности для наступления последствий в виде недопущения, ограничения либо устранения конкуренции (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.11.2011 № 8799/11, а также пункт 11 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016).

При квалификации нарушений по статье 15 Закона о защите конкуренции антимонопольным органом должно быть указано на соответствующие признаки ограничения конкуренции, поименованные в неисчерпывающем перечне, определённом в пункте 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции и имевшие (могущие иметь) место быть в результате действия органа власти (или организации).

Признавая Правительство Красноярского края нарушившим Закон о защите конкуренции, антимонопольный орган посчитал, что бездействие Правительства, выражающееся в непринятии мер по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи, создает условия для ограничения конкуренции на товарном рынке диагностических услуг по виду «магнитно-резонансная томография». Правительству Красноярского края предписано обеспечить разработку обязательного дня применения механизма (системы) распределения объемов оказания диагностических медицинских услуг, предусматривающего объективные критерии распределения объемов указанных услуг в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования Красноярского края, не допускающих дискриминационное распределение объемов оказания диагностических медицинских услуг, с учетом общих критериев распределения объемов медицинской помощи, установленных Федеральным законом № 326-ФЗ, Правилами № 158н.

Исходя из положений части 10 статьи 36 Федерального закона № 326-ФЗ, пункта 8 Положения о деятельности комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования (приложение № 1 к Правилам № 158н), пункта 123 Правил № 158н, пункта 5 Письма Минздрава России от 13.12.2017 № 11-7/10/2-8616, суды установили, что действующим законодательством предусмотрены следующие критерии распределения медицинской помощи: данные о видах, профилях отделений (коек), врачебных специальностях, данные о половозрастном составе и численности застрахованных лиц, данные о потребности застрахованных лиц в медицинской помощи, данные о показателях потребления медицинской помощи, оказанной застрахованным лицам, данные о количестве прикрепленных застрахованных лиц к медицинским организациям, оказывающим медицинскую помощь в амбулаторных условиях.

В этой связи суды мотивированно указали, что действующее законодательство в сфере обязательного медицинского страхования не содержит положений, обязывающих Правительство Красноярского края, помимо имеющегося регулирования, разработать и реализовать механизм (систему) распределения объемов оказания медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования, предусматривающий обязательные для комиссии объективные критерии распределения объемов оказания медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования.

Данный вывод судов соответствует правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 25 ноября 2016 года № 308-КГ16-15474, от 04 июня 2019 года № 302-ЭС19-9406, от 19 сентября 2019 года № 308-ЭС19-16645.

Доводы заявителя кассационной жалобы, оспаривающие данный вывод, проверены и признаны не опровергающими названное, поскольку не содержат указания на соответствующую норму права, обязывающую Правительство Красноярского края не бездействовать в названной сфере.

Следовательно, суды двух инстанций, исходя из правовых подходов по доказыванию объективной стороны нарушения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, содержащихся в пункте 8 вышеуказанного Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30, правомерно признали, что Правительство Красноярского края указало соответствующую норму закона, а именно: Федеральный закон № 326-ФЗ, дающий Правительству основание осуществлять правомерное бездействие, не образующее нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Ссылки заявителя кассационной жалобы на противоречие выводов судов судебной практике иных арбитражных судов по иным делам не могут быть учтены, поскольку при рассмотрении настоящего спора суды учли фактические обстоятельства, установленные по данному конкретному делу.

При таких обстоятельствах суды обоснованно признали отсутствующими у антимонопольного органа основания для признания Правительства Красноярского края нарушившим запрет, установленный пунктом 8 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Кроме того, суд кассационной инстанции отмечает, что требование предписания об обеспечении разработки и реализации Правительством Красноярского края вышеназванного механизма (системы) распределения объёмов оказания медицинской помощи фактически означает требование принятия нормативного правового акта по указанному вопросу.

Между тем, согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 03.04.2012 № 630-О, а также в Обзоре практики Конституционного Суда Российской Федерации за второй и третий кварталы 2012 года, из содержания подпункта «а» пункта 3 части 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции следует, что антимонопольный орган вправе выдавать федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления и иным указанным в законе органам или организациям обязательные для исполнения предписания об отмене или изменения как индивидуальных (ненормативных), так и нормативных актов, нарушающих антимонопольное законодательство.

Следовательно, оспариваемое предписание, фактически содержащее требование принять нормативный правовой акт, противоречит также и положениям статьи 23 Закона о защите конкуренции.

Доводы Красноярского УФАС России о доказанности создания Комиссией дискриминационных условий доступа на соответствующий рынок в результате необоснованного распределения объемов оказания диагностических услуг между медицинскими организациями, о том, что Комиссия не применяла предусмотренные законодательством критерии распределения, были предметом рассмотрения судами двух инстанций, обоснованно отклонены и не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном главой 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные доказательства (решение антимонопольного органа, сведения, полученные антимонопольным органом при рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, аналитический отчет) и доводы сторон суды пришли к мотивированному выводу о недоказанности антимонопольным органом совершения Комиссией действий по необоснованному распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг между медицинскими организациями, повлекших установление дискриминационных условий доступа на рынок диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография» для ООО «МРТ – Эксперт Красноярск».

При этом суды признали, что при применении критериев распределения объема медицинской помощи необходимо исходить не только из принципа сбалансированности распределения медицинской помощи между медицинскими организациями субъекта Российской Федерации в пределах установленных территориальной программой объемов предоставления медицинской помощи, но и показателей (критериев), применимых к конкретной медицинской организации.

Судами принято во внимание, что в первом полугодии 2017 года до ООО «МРТ-Эксперт Красноярск» был доведен объем диагностических исследований в размере 172 исследования, во втором полугодии этот объем увеличен (скорректирован) до 337 исследований.

При распределении объема диагностических услуг («магнитно-резонансная томография») участвовали, в том числе организации, оказывающие только диагностические услуги, к которым такой критерий, как количество закрепленных застрахованных лиц к медицинскому учреждению, не может быть применен.

Признавая необоснованными критерии, на применение которых указывала Комиссия (предложения медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь; место расположения медицинской организации, оказывающей только диагностические услуги; сроки ожидания; транспортная «шаговая» доступность), антимонопольный орган не указал, каким именно образом применение перечисленных критериев распределения объема привели или могли привести к нарушению (ограничению) конкуренции; решение не содержит выводов, в чём именно выразилось неправильное распределение объемов; фактов игнорирования Комиссией критериев распределения объемов, либо последствия применения недопустимых критериев и их влияния на итоговое числовое выражение выделенных объемов медицинской услуги; также в решении отсутствует анализ полученных сведений о ресурсном обеспечении медицинских организаций частной формы собственности, которым были доведены объемы диагностических услуг по профилю «магнитно-резонансная томография» в 2017 году.

Оценив аналитический отчет, суды установили, что он не содержит анализ конкуренции на рынке оказания рассматриваемых услуг, отсутствуют конкретные сведения, обосновывающие выводы антимонопольного органа; отсутствует анализ состава участников рынка – медицинских организаций – участников системы ОМС на территории Красноярского края; не установлено, каким конкретно образом действия (бездействия) Правительства Красноярского края и Комиссии привели или могли привести к ситуации, когда конкуренция среди участников рынка была нарушена; не проанализирована возможность влияния неверного распределения объемов, отсутствия конкретных критериев и механизмов их применения, на состояние конкуренции и возможность хозяйствующих субъектов – зарегистрированных медицинских организаций, осуществлять предпринимательскую деятельность на соответствующем рынке.

Таким образом, как заключили суды двух инстанций, антимонопольный орган не привел обоснование установления Комиссией дискриминационных условий доступа на рынок диагностических медицинских услуг по виду «магнитно-резонансная томография» для ООО «МРТ – Эксперт Красноярск» в сравнении с иными медицинскими организациям, зарегистрированными в программе ОМС и оказывающими аналогичные виды медицинских услуг вследствие неверного применения критериев, а также создания угрозы возникновения неблагоприятных последствий для состояния конкуренции на рассматриваемом товарном рынке в результате бездействия Правительства Красноярского края.

Само по себе несогласие медицинских организаций с распределенными объемами оказания медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования, как верно отметили суды, а, равно как и нарушения при распределении таких объемов (при их доказанности) не могут свидетельствовать о наличии в бездействии Правительства Красноярского края по созданию условий, направленных на недискриминационное распределение объемов оказания медицинской помощи, и в действиях Комиссии по распределению объемов оказания диагностических медицинских услуг между медицинскими организациями, вменённого нарушения антимонопольного законодательства.

Ссылки антимонопольного органа на участие в голосовании Комиссии заместителя министра здравоохранения Немика Б.М. мотивированно признаны судами не свидетельствующими о наличии вменных нарушений антимонопольного законодательства.

Доводы заявителя кассационной жалобы проверены, однако поскольку они не свидетельствуют о нарушении судами двух инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении настоящего спора, направлены, по сути, на переоценку фактических обстоятельств, установленных судами при вынесении обжалуемых судебных актов, не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции, исходя из предусмотренных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пределов его компетенции.

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе, в Определениях от 17.02.2015 № 274-О и от 28.02.2017 № 412-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями этого Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Неправильного применения норм материального права или нарушения норм процессуального права, влекущих отмену судебных актов, в том числе тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, не установлено.

При таких условиях Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа не находит предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных актов, в связи с чем решение Арбитражного суда Красноярского края и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда в силу пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 26 марта 2019 года по делу № А33-35920/2018, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2019 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий М.М. Шелёмина Судьи Г.В. Ананьина А.Н. Левошко

выбор редакции

статья
Коронакризис: организация (оптимизация, модернизация и т. д.) здравоохранения или какие койки нам нужны
01 Мая 2020

читать
статья
Минздравом России с 26.04.2020 объявлен мораторий на выдачу сертификата специалиста в 2020 году
27 Апреля 2020

читать
статья
Обратного пути у жизни точно нет: электронная медицинская карта заполняется "набело" для прокурора, поскольку сразу передается в ЕГИСЗ
26 Апреля 2020

читать
новость
В связи с режимом самоизоляции доходы частных медицинских организаций упали на 90%
23 Апреля 2020

читать
новость
Деятельность медицинских организаций и начисление заработной платы в период ограничений, связанных с короновирусом, и экономические последствия введенных ограничений
13 Апреля 2020

читать
новость
Медицинская карта пишется для прокурора, причем сразу "набело", поскольку обратного пути у жизни точно нет
18 Марта 2020

читать
мероприятие
Внутренний контроль качества и безопасности медицинской деятельности Семинар 27 марта 2020 года в Симферополе
22 Января 2020

читать
новость
Национальная Ассоциация добилась решения УФАС в отношении распределения объемов Комиссией ОМС
30 Декабря 2019

читать
мероприятие
VI Национальный Конгресс частных медицинских организаций 14-15 ноября 2019 года в Москве
14 Ноября 2019

читать
 
Скоро. Форум

15-16 окт. V Форум частных медицинских организаций во Владимире

читать
 
privatmed.ru

Информационный ресурс для руководителей частных медицинских организаций

читать
 
csi-med.ru

Центр стратегических инициатив Частное здравоохранение

читать
 
база знаний сро

ответы на вопросы о надзоре и судебной практике

читать